Архив метки: консультирование

Отзывы (консультирование)

Здесь я размещаю отзывы людей, которые решились обратиться ко мне за помощью и получить индивидуальную консультацию на волнующие их темы.

Письма я размещаю практически без изменений, но с соблюдением конфиденциальности, поэтому без указания имён.

Может быть, эти письма помогут Вам обратиться за профессиональной помощью для улучшения своей жизни.

1)      Однажды… поздним Рождественским вечером.. в состоянии полной апатии.. мне кажется, даже близкой к депрессии…   я поняла, что надо с этим что-то делать и начала поиски психолога. Я понимала, что поиски эти будут долгими из-за неоднократного неудачного опыта общения с психологами ранее ( в конечном итоге я от них сбегала после нескольких встреч). Когда я увидела  Дашину страничку и прочитала всю имеющуюся информацию, решила сразу же написать – почему то мне казалось, что этому человеку я смогу довериться. И, к счастью, я не ошиблась!!

Самая главная проблема, с которой я обратилась – проблемы в личной жизни – вернее ее отсутствие и конечно же огромная и непоколебимая нелюбовь к себе. На тот момент я устала от невзаимности, от своей реакции на самые безобидные замечания по поводу своей внешности или характера, от постоянной борьбы с самой собой. Я стала замыкаться в себе.. я перестала доверять людям.. я начала говорить, что все мужчины, пардон, «козлы»,  я запретила себе мечтать о чем-либо хорошем – дабы не разочаровываться потом, мне казалось, что все меня обсуждают. Короче говоря, жуть какая-то.. страшно вспоминать..     Это все было три с половиной месяца назад..

Я очень нервничала перед первой встречей..  все равно боялась обжечься..   Но все мои страхи были напрасны. Как только я увидела Дашу, открытую, улыбающуюся.. я начала успокаиваться. Мне захотелось рассказать ей все и сразу.. слишком долго я держала все это в себе и ни с кем не делилась.. мне кажется, я говорила без остановки ))  — И я видела, что меня слушают.. мало того, меня слушают с интересом!     Даша очень аккуратно выводила меня на нужные темы..   Я не знаю, как она это делает, но в итоге я сама начинаю понимать абсурдность той или иной ситуации, по поводу которой я переживала очень-очень сильно. Во время работы я принимаю разные роли.. я смотрю на ситуацию со всех сторон..  часто мне очень трудно это дается, но Даша помогает.

После первых двух встреч мне начали сниться разные сны с фрагментами из моего детства, начали всплывать в памяти какие-то слова, которые оказались очень важными – ибо в детстве нанесли мне серьезную обиду. Мне казалось, что я периодически возвращаюсь в прошлое, причем в самый неожиданный момент.    Я помню, как я первый раз заплакала перед Дашей.. сначала было жутко неудобно.. стыдно.. не люблю плакать при ком-либо..  Но с каждым разом становится все легче. Пока что Даша единственный человек, перед которым я не стесняюсь плакать.

Что-то начинает меняться.. Я пока не знаю, что точно.. Но я это замечаю.. и не только я.. Я стала спокойнее. Я перестала «ковырять себя»)) и постоянно винить себя во всем.. Мне все еще трудно любить себя и свое тело, но и тут я вижу изменения. Я чаще смотрюсь в зеркало.. я выбросила все вещи, которые меня раздражали, но я упорно их носила потому что «мама говорит, что так надо», у меня появились вещи ярких цветов. Я все еще реагирую, если кто-либо делает замечания по поводу моей внешности, но уже далеко не так сильно. У меня откуда то стали появляться силы говорить НЕТ. Я хоть и не всегда, но могу защитить свое мнение – чего раньше не было никогда – мне казалось, что если я буду перечить, меня перестанут любить все.  Буквально вчера я сделала новое открытие – я наконец-то начинаю верить комплиментам!!  Я чуть не запрыгала от радости!))

Обычно мне очень легко и комфортно после наших встреч.. у меня есть ощущение, что все получится.. Но иногда, мы затрагиваем такие вопросы, что я еще несколько дней потом «прихожу в себя».. слишком болезненно..  но я понимаю, что это необходимо.. нужно доставать Это из себя .. чтобы потом было легче..

Я знаю, что еще очень много работы впереди.. но я жду ее с нетерпением..   Я хочу все-таки принять и полюбить себя такой, какая я есть. Перестать стыдиться себя. Перестать испытывать чувство «белой вороны». Я хочу гордиться собой, а не ругать себя).    Я хочу научится «подпускать к себе» мужчин.. научится их любить..

Мне непросто.. но и легко одновременно..  Но самое главное, что у меня появилось какое-то чувство безопасности.. чувство, что я не одна..

Дашенька, спасибо тебе огромное!! Ты не представляешь, насколько это для меня важно и насколько я это ценю!!!!  !!!!!!

Апрель 2013

2) Здравствуй, Даша! С удовольствием откликнусь на твою просьбу об отзыве.

 Я обращалась к тебе прошлой весной с целью разрешения проблем в моей личной жизни. Обращение к психологу для меня было не в первый раз. (Предыдущие опыты не принесли положительных результатов)

В ходе работы с тобой  мне многое стало понятно ,мои проблемы стали решаться . Например, я узнала о 3х моделях отношений( ребёнок-ребенок, взрослый-взрослый, взрослый-ребенок), о такой важной вещи как ДОВЕРИЕ, и посмотрела на свои проблемы под другим углом.  Это был сложный период в моей жизни, и твои консультации  безусловно помогли мне!! Мне было комфортно работать с тобой, т.к . я чувствовала поддержку и получала ответы на  вопросы. Думаю, что психология – твоё призвание!:)

Я приостановила терапию , потому что в моей жизни произошли изменения в положительную сторону, но я часто  чувствую, что мне стоит  продолжить. Я бы хотела посещать твои терапевтические группы (но пока не решаюсь) и индивидуальные консультации. Я по натуре вечноразмышляющий  человек, люблю наблюдать за собой и людьми , и общение  с психологом (или с человеком с огромным жизненным опытом) для меня необходимость. К тому же, в моей голове еще есть нерешенные вопросы, которые мы не успели обсудить.

Мои ожидания от работы с тобой оправдались, единственное чего бы хотелось это  критики и мнения со стороны.

Спасибо огромное за помощь! Я рада, что когда-то обратилаcь к тебе!

3) Это было где-то год назад. Я переживала расставание с человеком, с которым мы встречались 7 лет и болезнь мамы (она ослепла). Мне не хотелось жить, но я понимала, что должна что-то сделать хотя бы ради сына. Мне хотелось говорить об этих проблемах, слышать мнение психолога, человека со стороны, который не просто послушает, но и поможет понять некоторые аспекты. Поможет пережить с другой стороны некоторые моменты.  Запомнилась встреча с ёжиком (игрушкой).  Мне было комфортно во время наших встреч. Я смогла посмотреть на некоторые ситуации, людей  с другой стороны.  Я думаю, что некоторые проблемы у меня остались. Хотела бы ещё пообщаться.

4) У меня все хорошо!
Темы, с которыми я пришла изначально ты наверно помнишь, тема — страхи в общении с людьми. Пользу от наших встреч я безусловно получила, источники для изучения (книги), которые ты мне дала, сделали колоссальный успех во мне, до сих пор в них поглядываю, спасибо.

Дальше я пошла к специалисту, которая вызывала во мне все эти жуткие страхи, по этой причине никак не могла решиться пойти к ней еще пол года назад. Вообщем сходила. Успокоилась наконец. Хорошо стало. Все разрешилось.
За работу со мной сказать тебе, Даша, огромнейшее спасибо! И побольше хороших клиентов тебе. Я с тобой не прощаюсь, возможно наши пути еще пересекутся, время покажет. Спасибо за приглашение в группы. Но пока что не готова ходить на терапевтические группы, пока наслаждаюсь тем периодом, который есть у меня и начинаю новую жизнь без страхов, вернее с ними как же без них, но теперь они мне друзья а не враги как это было раньше.

Даша, спасибо тебе за поддержку, я ее чувствовала все наши встречи:)

5) Привет, Даша) Спасибо, и тебя с первым днём весны) Я хорошо поживаю, без истерик) Я смогу написать тебе отзыв)

Первоначально я обратилась к тебе с проблемой дефицита внимания со стороны мужчин, мне казалось, что его всегда мало, и меня это очень тревожило. Мы с тобой выяснили причину, почему мне всегда мало внимания, это оказалось из-за недостатка внимания в детстве. Работа проходила в виде еженедельных встреч в твоей домашней и уютной обстановке) Постепенно, копаясь в прошлом, я отвечала на некоторые свои вопросы. Наши встречи давали мне шанс без страха взглянуть проблеме в лицо и пережить её не одной в своей голове, а рядом с тобой в устной форме. Сложно было уложиться по времени, поэтому что эмоции захлёстывали) Я узнала, что до сих пор живу так, чтобы заслужить одобрение своего старшего брата, и что по большому счёту все мои вкусы, всё, что мне нравится — нравится ему. А нравится ли это мне на самом деле — я до сих не поняла. Я узнала, почему я так не люблю кричащих детей. Чаще всего вспоминаю нашу с тобой инсценировку звонка папе, но, звонить ему чаще, чем по праздникам, так и не хватает смелости..Точное количество консультаций я не припомню, наверно, около пяти. Приостановить психотерапию я решила в связи с финансовыми трудностями.

Сейчас меня до сих пор раздражает крик детей, но теперь я знаю, отчего это, с мужчинами проблема тоже не исчезла, но я стала проще относиться к этому, приняла как факт) Мне очень понравилось, что ты проводишь терапию у себя дома, потому что когда приходишь к тебе, такое чувство, что тебя ждут, что тебе рады, прям, как дома) Да, и ещё кое-что, я  считаю своих родителей самыми лучшими, потому что они не виноваты в том, что сделали, видимо, у них были обстоятельства, чтобы вести себя именно так, кто знает, как бы вела себя я на их месте.

6)  Я обращалась с проблемой низкой самооценки, депрессией, не могла разобраться сама с собой с собой, был потерян интерес к жизни.

Работали с темами неуверенности, самооценки, комплексами, сексуальными проблемами.
Изменения произошли со временем, я стала по-другому смотреть на жизнь и окружающих. Наши встречи давали мне чувство успокоения, то,  что я не одна, чувство безопасности.

Вначале было непривычно, не думала, что что то измениться, но потом изменилось)

Было комфортно .я поняла что все проблемы только во мне были.
На консультации ходила почти год. Приостановила из-за финансовых трудностей. Впечатления от психотерапии замечательные, и, пожалуй, то что я начала к вам ходить — было лучшим и правильным решением в моей жизни.

Экзистенциальная психотерапия и консультирование

Основные понятия, положения и представители экзистенциальной психотерапии. В основу экзистенциальной психотерапии положены сле­дующие базисные понятия (они могут варьировать или приобретать раз­личный акцент в зависимости от того или иного конкретного представи­теля направления, но, тем не менее, в совокупности составляют понятий­ную определенность концепции: диалог (встреча), опыт, переживание, аутентичность (подлинность), самоактуализация, ценность, бытие (в мире), жизненный (феноменологический) мир, событие (жизненная си­туация).

Диалог (встреча) — понятие, выдвинутое и разработанное Мартином Бу- бером (1878—1965), известным продолжателем традиций хасидизма, в на­чале 1920-х годов. Согласно М. Буберу, в языке существуют «основные слова», образующие словесные пары. Отличие «основных слов» в том, что они не обозначают нечто существующее, а будучи произнесены, порожда­ют существование. Эти слова: «Я—Ты», и «Я—Оно». Согласно М. Буберу, «основное слово» Я—ТЫ порождает и утверждает мир отношений, в отли­чие от Я-Оно, которое порождает опыт. «Я становлюсь собой лишь через мое отношение к Ты. Сталкиваясь с Я, я говорю Ты». «Всякая подлинная жизнь есть встреча», — писал М. Бубер (см. Бубер М., с. 132). Таким обра­зом, диалог, встреча — это особое («основное») отношение, которое порож­дает жизнь, бытие. Встреча, т.е. диалог Я и Ты, и есть, по М. Буберу, под­линное, наполненное настоящее. Причем настоящее не только в смысле подлинности, но и во временном смысле. Для характеристик этих понятий важно, что для М. Бубера «невозможно научить выходу навстречу» с помо­щью каких-то предписаний. Его можно лишь указать, назвав все то, что не является им. Настоящее, по М. Буберу, неназываемо, а подлинное — ис­ключительно.

Содержательную характеристику указанных понятий развили К. Ясперс и французские литераторы и философы А. Камю, Ж.-П. Сартр, Э. Ионеско по­средством понятия «коммуникация» или «экзистенциальная коммуника­ция», при которой другой воспринимается и трактуется не как объект, а как самость.

Опыт — понятие, отношение к которому в науке и философии Нового вре­мени вылилось в драматическую, полную непримиримых столкновений борьбу. Если Ф. Бэкон превозносил опыт в противовес умозрительной схо­ластике, то, скажем, для Гегеля опыт — всего лишь «мешанина из разных представлений». В современной же экзистенциальной традиции опыт — дорефлексивная, допонятийная структура не познавательного «когитально- го», а экзистенциального, витального плана, структура, относящаяся не к гносеологии, а к онтологии; структура, характеризующая единственность, уникальность и необратимость человеческого бытия. Позаимствованная в начале века у Дж. Дьюи (1852—1912) категория «опыт» соотносима, следо­вательно, не с «объективной» истиной, внешней по отношению к моей эк­зистенции, а с субъективностью — и в этой субъективности истиннос­тью — моего, онтологически, а не гносеологически постигаемого бытия. В этом смысле опыт жизни пятилетнего ребенка ничуть не менее истинен, чем опыт жизни умудренного сединами старца[1]. Поэтому в тесной связи с понятием «опыт» идет понятие «переживание».

Переживание — понятие, характеризующее особый способ или состояние бытия. Предложенное в 1961 г. Ю. Джендлином и являясь, как и все поня­тия экзистенциальной психотерапии, нечетким, оно описывается автором следующим образом: 1) переживание скорее чувствуется, чем мыслится, знается или вербализуется; 2) переживание происходит в непосредствен­но сиюминутном настоящем… Переживание — это изменчивый поток чув­ствований, делающий возможным для каждого индивида почувствовать что-то в любой данный момент (Gendlin E., p. 332). Особое значение в па­радигме придается «пиковым переживаниям», сопровождающим «самоакту­ализацию», рост личности. «Пиковые переживания» — максимальное ощу­щение полноты бытия и всех своих потенций.

Аутентичность (подлинность) — понятие, введенное М. Хайдеггером и развитое К. Ясперсом в связи с центральной проблемой его философии че­ловека, а именно: проблемой превращения неподлинного человеческого бытия в подлинное. Подлинность, по К. Ясперсу, — «парение в ситуации и в мысли», т.е. бытие, не скованное и не укрепленное какой-либо одной концепцией, идеей или возможностью, которая навязана извне и предопре­деляет выбор человека. Проще говоря, это искренность до конца — и по отношению к другим, и по отношению к себе, когда индивид свободен как от внешнего, так и от самоманипулирования, проявляя себя в непосред­ственно ясном и ответственно-свободном бытии.

Самоактуализация. Восходящее еще к понятию «индивидуация» К. Юнга и имеющее прямые аналогии в работах А. Адлера, в экзистенциальной пси­хотерапии данное понятие, по мнению одного из ее создателей, А. Маслоу, выступает в одном синонимичном ряду с такими, как рост, саморазвитие, индивидуация, и определяется двумя существенными признаками: а) при­нятием и выражением внутреннего ядра (самости) — актуализацией ла­тентных способностей, потенциала; б) минимальным наличием нездоровья (неврозов, психозов и других потерь дееспособности).

В истоках же осмысления понятия лежит поиск исходной ценностной па­радигмы в психологии, которую можно назвать словом «здоровье». Причем даже не в медицинском смысле, а в смысле социальном — как полнейшее раскрытие человеческих возможностей в индивидуальной жизни.

Ценность — понятие, которое в экзистенциальной психотерапии и кон­сультировании отражает содержание, относящееся к направленности, устремленности переживаний. Ю. Джендлин приводит выражение М. Хай- деггера, объясняя, что такое «ценность», подчеркивая, что это «целостность жизни, которая придает ей направление». Целостность, направленность на нечто как реализация имманентной интенциональности и неразделенности с соответствующим переживанием — вот что такое «ценность» в рассмат­риваемой парадигме. Можно сказать, что ценность — еще не смысл: но, по крайней мере, его условие. Реализация ценности зачастую составляет жиз­ненный смысл. Различают, как известно, ценности когнитивные, ценности предпочтения (эстетические), моральные, культуральные и ценности «Я». Специфичность же трактовки понятия в гуманистической психологии внес А. Маслоу, предложивший дихотомию, ставшую с 1960-х годов основной: Б-ценности и Д-ценности. Первые — это бытийные ценности, ценности полноты бытия. Вторые — депривационные ценности, ценности, возника­ющие от дефицита чего-либо. Тип ценностей, свойственных человеку, оп­ределяет его бытие. Согласно А. Маслоу, Б-ценности включают: добро, справедливость, красоту, правдивость, самодостаточность и др. в традици­онной формулировке, в которой традиционно представлены «базисные», основные жизненные потребности. Их можно разграничить еще и таким образом: Б-ценности — порождение индивида и его направленных на мир переживаний, в то время как Д-ценности — требование индивида и его на­правленных от мира к себе переживаний.

Бытие (быть-в-мире). Категория бытия, являясь основной, библейской, если говорить по существу, категорией, была, как известно, в немецкой классической философии отодвинута на второй план, уступив место кате­гории деятельности. Экзистенциализм вернул ей изначальное первенство. Категория бытия анализируется практически всеми представителями эк­зистенциальной философии, обозначает целую совокупность сущностных признаков и феноменологии переживания собственного «Я» как пребыва­ющего в мире: во-первых, это чистая экзистенция (наличность, данность себе и миру). Во-вторых, это подлинное существование самости; в-треть­их, бытие есть трансцендирование человека в иное; в-четвертых, бы­тие — это modus vivendi в отличие от modus operandi; в-пятых, это опре­деленное качество существования, характеризующееся неограниченнос­тью: полнотой, самоотдачей. Иными словами, бытие есть данность миру, некий символ, воплощающий в себе нерасчленимый сплав всевозможных динамических и свободных форм осуществления себя человеком в мире. «Бытие» — категория не рациональной гносеологии, а скорее осознанно иррациональной онтологии, чем и объясняется отсутствие завершенных ее формулировок. Это своеобразный «пароль» экзистенциальной и — шире — всей гуманистической психологии, ибо категория смещает акцент с воздействия на внешний мир (с инструментальности) на раскрытие и осуществление самого себя, но не в смысле развертывания «Я» как момен­та высшего Абсолюта (ибо таковая трактовка — признак принадлежности к классическому гегельянству), не в смысле полагания себя в мире, навя­зывания миру, а в смысле осуществления себя как самоценности во всеоб­щем стремлении к самораскрытию и саморазвитию. Поэтому с категорией бытия тесно связана категория «становление», а сама категория бытия со­измерима с категорией «мир».

Жизненный мир — понятие, введенное и разработанное Э. Гуссерлем (1859—1938), создателем феноменологии. Феномен, по Э. Гуссерлю, — это то, что имеет бытийность, значимость для сознания. Как разъяснил М. Ма- мардашвили, это «то обладающее чувственной тканью образование созна­ния, которое выступает в объективирующем расщеплении ментального по- нимательного сочленения и от бытия, в котором мы не можем сместиться к представлению (как психическому объекту), содержащемуся в этом сраще­нии и соотнесенному с предметными референтами, доступными и внешне­му (или абсолютному) наблюдателю» (см. Мамардашвили М. К., с. 29). Про­ще говоря, «феномен» — это сращение («кентавр», по выражению М. Ма- мардашвили) в восприятии «внешнего мира» как собственного бытия, «внутреннего мира» как интенциональной данности и как самосознания. «Жизненный мир» и является понятием, фиксирующим само встраивание переживаемого, сознаваемого, воспринимаемого, проговариваемого — всей якобы психической феноменологии в онтологию мира как такового, т.е. фактологического. Понятие «жизненный мир» не только признает онтоло- гичность, независимую бытийность, данность человеческого сознания (не как рефлексии, а как интенциональной, независимой от «Я» связи с миром), но и требует обязательного учета этой внутренней онтологии сознания — принятия ее всерьез в работе психотерапевта с клиентом и принятия в расчет при исследовательской работе. В экзистенциальной психотерапии, где практически решаются поставленные в философском плане Э. Гуссер­лем задачи расщепления сращения реальности в сознании (как содержания переживания) с качествами сознания (интенциональность, состояние со­знания и т.д.), понятие «жизненный мир» несет одну из самых важных и продуктивных функций. В частности, оно определяет такое правило экзис­тенциальной терапии и консультирования, как понимание клиента в его данном самому себе видении.

Событие — скорее не предметно-отнесенное понятие, а принцип построе­ния консультативной и психотерапевтической работы в экзистенциальной парадигме. В литературе не существует сколько-нибудь развернутого опи­сания этого принципа, хотя неоднократно и эклектически упоминался спо­соб организации «значимых переживаний», событийности как приема пси­хотерапевтической работы, в частности, в групповой психотерапии. Поэто­му изложим наше понимание данного принципа. Мы полагаем, что прин­цип события есть инверсия принципа деятельности, ведущая к осознанию в качестве субъекта действия не себя, а реальности, мира. Мир перестает быть просто объектом воздействия, как это виделось инструментализму, становясь живой целостностью, отвечающей на действие необратимым и вероятностным образом. Заметим попутно, что развитие данного принципа ведет к осознанию и принятию принципа катастрофы, согласно которому любое вмешательство в мир как целостность грозит всеобщим разрушени­ем. Принцип событийности предполагает отказ от инструментального ак­тивизма с его инфантильным стремлением к самоутверждению любой це­ной и отводит субъекту деятельности иное место в гораздо более сложном и взаимосвязанном мире, чем это казалось в эпоху механицизма и класси­ческих научных представлений. Этот принцип реверсивен; он работает и в обратном направлении, помогает человеку осознать, что то, что, как каза­лось ему, с ним происходит, на самом деле совершается, вызывается им, хотя и опосредованным, вероятностным образом.

Описание консультативного и психотерапевтического процесса

Цели психологической помощи. Основная цель экзистенциальной психо­терапии и консультирования — помочь клиенту обрести смысл своей соб­ственной жизни, осознать личностную свободу и ответственность и от­крыть свои потенции как личности в полноценном общении. Одновремен­но задачей экзистенциального консультирования и психотерапии выступа­ет безусловное признание личности клиента и его судьбы важнейшим, уникальным и безусловно заслуживающим признания «жизненным миром», само существование которого есть самоценность.

Роль психолога-консультанта. Основная предпосылка психологической позиции в рассматриваемой парадигме — позиция понимания клиента в терминах его собственного жизненного мира, образа самого себя и дей­ствительности. Далее, основное внимание психолог-консультант и психо­терапевт уделяют текущему, сиюминутному моменту жизни клиента и его «сейчасным» переживаниям. Сложность позиции состоит также в том, что психолог должен уметь совмещать понимание клиента и способность к конфронтации с тем, что именуется «ограниченным существованием» в клиенте. Способность или свойство (качество) психолога — «быть-в- мире» — самоочевидное условие успешной деятельности.

Позиция клиента. В экзистенциальной психотерапии основные усилия направлены на помощь клиенту в том, чтобы принять всерьез свой фено­менологический мир, осознать реальность своих осознанных или неосозна­ваемых выборов и их последствий. Поэтому позиция клиента не ограничи­вается достижением инсайта, формулируется ожидание действий, происте­кающих из проясненных ценностей личности и ее потенций. Поэтому в клиентах поощряется открытость, спонтанная активность и сосредоточен­ность на основных проблемах жизни (рождение, любовь, тревога, судьба, вина, смерть, ответственность) — на экзистенциальных проблемах, не име­ющих решения рационального, но конфронтация с которыми позволяет ре­шать текущие психологические проблемы.

Психотехника в экзистенциальной парадигме. Парадокс состоит в том, что представители европейской и американской экзистенциальной психо­логии отвергают значимость каких-либо психотехник в консультативной работе и психотерапии. Л. Бинсвангер, В. Франкл, Р. Мэй, И. Ялом и другие не только не описывали психотехнику работы, но, наоборот, всячески под­черкивали значение процессов понимания, осознания и принятия реше­ний — тех личностных действий, которые отвергают какую-либо «методи­ку» психотерапии, не требуя ничего, кроме умения выслушивать и сопере­живать.

Вместе с тем эти умения вполне поддаются описанию в терминах именно психотехнических, поскольку представляют собой определенные конст­рукции действия. Следует особо подчеркнуть, что в экзистенциальной пси­хотерапии речь идет все же не о психотехнике как совокупности подходов к основной личностной и экзистенциальной проблематике. Эти подходы можно описать следующим образом.

1.   Упор на развитие самосознания. Самосознание, включающее в себя осознание «Я»; осознание собственных мотивов, выборов (предпочтений), системы ценностей, целей, смыслов — так или иначе свойственно любой психотерапии, но в контексте экзистенциальной парадигмы упор делается на освобожденную функцию самосознания, поскольку первенство отдается не рефлексивному самоосознанию, а скорее ценностному переживанию своего «Я», открытию для себя значимости и ценности собственного жиз­ненного мира. Дать клиенту осознать и пережить свои ограничения, свою потенциальную свободу от прошлого, ценность своего «Я» и ценность жиз­ни в настоящем — таковы основные предпосылки и соответствующие им отношения (аттитюды) экзистенциального психолога.

2.   Культивирование свободы и ответственности. В соответствии с дан­ной установкой, психолог-консультант или психотерапевт стремятся ока­зать клиенту помощь в обнаружении способов ухода от ответственности и свободы и поощряют к принятию риска в отношении этих ценностей. Разъяснение того обстоятельства, что у клиента всегда есть выбор, поощ­рение открытого признания собственного отказа от принятия ответствен­ности, подбадривание в отстаивании собственной независимости (авто­номности) и акцент на личных желаниях и переживаниях клиента, на его личном выборе в той или иной жизненной ситуации — вот основные пред­посылки реализации данной установки. Следует заметить, что в экзистен­циальной психотерапии отсутствует прямое обучение как инструктирова­ние. Человек может научиться только сам. Поэтому особую значимость имеют именно нюансы в поведении и установках психолога. Развитие от­крытости и сензитивности клиента к нюансам отношений в общении — та­ков путь экзистенциальной психотерапии.

3.  Помощь в открытии или созидании смысла. В реализации данной уста­новки полезна техника «фиксирования на смысле», предложенная Ю. Джендлином. Содержание ее состоит в сосредоточении на телесных ощущениях в процессе каких-либо действий. Клиента просят помолчать и попытаться ощутить и понять свои подлинные переживания, их значи­мость для него. Важным моментом в применении техники является откры­тие «экзистенциального вакуума» (В. Франкл) — бессмысленности жизни. И — конфронтация с клиентом или облегчение его возможных пережива­ний в связи с этим. Психотерапевт не указывает, в чем смысл жизни кли­ента, а лишь создает условия для открытия или созидания клиентом своих смыслов. Причем следует помнить, что смысл для экзистенциального пси­холога не «дается» непосредственно, он приходит попутно, с вовлечением человека в творчество, любовь, созидательную деятельность, в которых его интенции направлены обычно не на себя.

4.   Уникальность и идентичность. Ключ к реализации данного «механиз­ма» психотерапии — в поощрении открытого высказывания клиентом сво­их чувств и осознания дифференцировки между чувствами и переживани­ями реактивными, ситуативными и глубинными, личностными. Основная линия реализаций данной психотерапевтической предпосылки — откры­тие собственного «аутентичного» «Я» и — «Я» неподлинного, когда клиент делает, говорит или чувствует не то, что свойственно или хочется ему, а то, что связано с имитацией жизни, с играми, а не подлинными отношения­ми близости или отчуждения с другим. Собственная идентичность (где «Я», «Мое», где — «не Я», «не мое») и переживание своей идентичности, своего «Я» как уникального, неповторимого жизненного мира — основной ориен­тир данной психотерапевтической предпосылки.

5.   Работа с тревогой. В отличие от других психотерапевтических направ­лений, в экзистенциальной психотерапии не существует обязательного правила снижать уровень тревожности клиента. Тревога, рассматриваемая как одно из проявлений бытия, интересна и необходима психологу-кон­сультанту и психотерапевту в иных аспектах:

а) каким способом клиент пытается совладать с тревогой?

б) какую функцию выполняет тревога — роста личности или огра­ничения личностного бытия?

в) склонен ли клиент принять свою тревогу или стремится пода­вить ее?

Тревога — как появление пограничной ситуации, в ко­торой находится либо помещает себя клиент, — важный фено­мен для психотерапевтической работы: ее исследование, прояв­ление, принятие, разделение, уважение к клиенту в связи с его тревогой и его отношением к ней — компоненты психотехники представителя экзистенциальной психотерапии.

6. Отношения со временем. Хотя главное внимание уделяется актуальному переживанию, отношения со временем (с будущим, с прошлым) — важный момент и прием психотерапевтической работы. Простой вопрос: «Как вы представляете себе нашу встречу через 10 лет?» — может вызвать целую гамму переживаний, связанных не только с осмыслением собственной жиз­ни, но и с проработкой ее возможных смыслов. Кроме того, проективное исследование возможных путей самоосуществления порой повышает сте­пень личностной реализации в настоящем, «сейчасном» времени.

Взаимоотношения между психологом и клиентом. В экзистенциальной психотерапии взаимоотношения имеют особую ценность, поскольку, как уже ясно из анализа психотехник, эти отношения представляют самоцен­ность. Они самоценны вовсе не в связи с анализом переноса и контрпере­носа, а именно и прежде всего потому, что их качество есть исходный ме­ханизм экзистенциальной психотерапии. Их неповторимый личностный оттенок, личностный смысл, нюансировка, вся гамма переживаний в связи с общением с человеком как со значимым другим — источник могучих воздействий и личностных изменений. Уважение, доверие и вера к клиен­ту, самораскрытие и честность по отношению к себе, отказ от манипулиро­вания и готовность принять отношение к себе в ответ на свою «прозрач­ность», с помощью которой психотерапевт своей личностью моделирует продуктивные способы переживания, не беря на себя ответственности за навязывание другому своего поведения, — такова психотерапевтическая сердцевина этих отношений.

Общая характеристика концепции. Экзистенциальная парадигма в кон­сультативной психологии и психотерапии, среди создателей и представи­телей которой такие известные имена, как В. Франкл, Л. Бинсвангер, Р. Мэй, И. Ялом, С. Джурард, Ю. Джендлин и К. Ясперс, — безусловно, одно из самых влиятельных направлений среди богатейших россыпей современ­ных психотерапевтических концепций. Являясь органичным продолжени­ем философии экзистенциализма и вобрав в себя представления и принци­пы современного постклассического естествознания, экзистенциальная психология и психотерапия сделали принципиально новый шаг в отноше­нии к человеку как к феномену. Шаг этот заключается в отказе от внеположенной исследовательской традиции, от идеологизирования по отноше­нию к господству посредством заранее наработанных схем и концепций и состоит в признании экзистенции каждого индивида, его уникального и неповторимого, трагичного бытия, гораздо более важной сущностью, чем другие, внешние по отношению к индивиду, сущности.

Можно выразиться и более ясно: до экзистенциальной психотерапии психо­логи не имели дела с человеком как таковым, с человеческим «Я». Психоди­намические, бихевиористские концепции все построены на изучении «ме­ханизмов», «поведения», «потребностей», «влечений», «мотивов», в которых теряется «Я», жертва различных посягательств и поползновений. В экзис­тенциальной психотерапии впервые появилось человеческое «Я» не как «Эго», а как личностное бытие, как жизненный мир. Вторым отличительным свойством экзистенциальной парадигмы в психологии является то, что она, в сущности, отвергла тенденцию экспериментально-исследовательского от­ношения к «Я», позицию исследователя «над Я» как безнравственную. Рав­ноправность позиций психолога и клиента, обоюдная приверженность рис­ку и ответственности при предоставлении другому права свободного выбо­ра — в этом, безусловно, ясно прочитывается новый уровень отношения и к человеку, и к миру в целом.

Бондаренко А.Ф. «Психологическая помощь: теория и практика». — Изд. 3-е, испр. и доп.    М.: Независимая фирма «Класс», 2001. — 336 с. — (Библиотека психологии и психотерапии, вып. 94).

Вагинизм — проблема психологическая?

Этот мышечный спазм делает невозможным проникновение в вагину. Вагинизм бывает двух типов: первичный, если у женщины ни­когда не было секса и ни один способ пенетрации для нее невозможен, и вторичный, когда женщина уже занималась любовью (и даже, возможно, имеет детей). В первом случае женщина часто думает, что ее вагина слишком мала, что ее девственная плева слишком прочна или с ней что-то не так… Здесь стоит задаться вопросами: как она от­носится к себе; как представляет себе свое тело; насколько чувствует себя в сексуаль­ном плане зрелой? Каковы ее представления о мужчине; о его пенисе; о самом акте люб­ви? Кого-то страшит мысль о (грубой, крова­вой) дефлорации; других пугают возможные последствия секса, в первую очередь — бе­ременность: бессознательно женщина мо­жет бояться, будто в нее вселится некто чу­жой и враждебный… Кроме того, начиная сексуальную жизнь, девушка меняет статус в глазах своих родителей: если она слишком боится, что ее поступок не одобрят, сочтут изменой, ее бессознательное может ста­раться ее защитить с помощью такого симптома. Иными словами, так себя прояв­ляет потребность в защите! Как и все страхи, этот вызывает гипертонус мышц — тех, что окружают вход в вагину. И это препятствует любому проникновению, даже если женщина желает и ждет его. Причем ее напряжение не ограничивается этой зоной: часто сжимают­ся и бедра, она не решается их раздвинуть, принять ту позу, что поможет мужчине… А чем объяснить вторичный вагинизм? Несмотря на опыт любви, тело женщины вне­запно отказывается от секса. Какое травми­ровавшее ее событие было тому причиной -тяжелые роды, потеря кого-то из близких, моральное или физическое унижение? Ка­кая-то капля переполнила чашу — и женщину заполнил страх? Или же она ощущает острую необходимость… и полную невозможность сказать «нет»? Тогда за нее говорит ее тело: «Мне бы хотелось, но я не могу».

Катрин Блан (Catherine Blanc), автор книги «Женская сексуальность» («La sexualite des femmes n’est pas celle des magazines», Evolution, 2009).

Источник:  PSYCHOLOGIES №82, стр. 52

Другие статьи на моём сайте – здесь

artleo.com_3141